Сергей Голубицкий

 

Метод Дональда Брэдли

 

 

Как гласит легенда, в 1947 году американский астролог Дональд Брэдли изучал подростковую преступность в своем штате. Астрологию он знал и верил в ее возможности, особенно в приложении к массовой психологии. Он собирал данные и составлял всевозможные графики и таблицы, пытаясь найти соответствие между нашими земными делами и вечным движением звезд. Его друг, игравший на бирже, однажды случайно увидел эти графики, и воскликнул: «Ты что, Дональд, тоже стал играть на бирже?» «Я?! — воззрился на него Дональд. — Нет, а что?» «Да вот графики твои — это же изменение индекса Доу-Джонса, которое я постоянно вижу в газете». Брэдли проверил — и действительно обнаружил сильное сходство, что его, впрочем, не удивило — ведь существует теория, согласно которой рынки являются отражением психологии масс, а что, как не астрология, наилучшим образом может работать с этим предметом? Для Брэдли это явилось лишь подтверждением того, что он уже нашел. Тот момент стал знаковым и для астрологии как таковой. Как мне кажется, именно тогда астрология заговорила на языке, понятном большинству.


Итак, нашей темой является финансовая астрология и ее прогностические возможности. До недавнего времени произнесение слова «астрология» делало дальнейшую дискуссию невозможной — в кругах трейдеров (и не только) к астрологии относились (и относятся) как к очень несерьезному занятию.


Но астрология (во всяком случае, ее финансовая ветвь) — это наука. Прежде всего нужно сказать, что анализируемые нами феномены — сложнее, чем задачи, к примеру, классической физики. Явления, которые изучает астрология (соответствие между состоянием астрологических объектов и земными процессами), существуют, отрицать их нельзя. Но они сложны, неоднозначны, и совсем не просто установить их взаимосвязь. Похоже, здесь могут помочь методы нелинейной динамики, поэтому в своем анализе мы используем нейросети. Мы не можем однозначно сказать, что какой-то астрофеномен ведет, к примеру, к повышению (или к понижению) рыночных котировок. Здесь все сильно зависит от контекста. Лирик сказал бы, что астрология — это язык звезд. Но грамматика этого языка — контекстно не свободна.Кроме своего особого языка, астрология оперирует с повторяющимися фактами взаимного соответствия (синхронизма) движения планет Солнечной системы и колебаний стоимости ценных бумаг. На этом поле применимы методы современной статистики и современной математики — такие как нейросети, генетические алгоритмы, вэйвлет-анализ, теория хаоса. Но об этом — дальше.


Чтобы не быть голословным, приведу пример: статистически подтвержденный результат, который показывает, что в момент астрономического соединения Солнца и Марса (угол между ними составляет 0 или 360 градусов, то есть оба тела имеют одну и ту же эклиптическую долготу) волатильность для индекса Доу-Джонса превышает среднее значение(рис. 1).

 

http://kosmogramma.com/wp-content/uploads/2011/05/Finastrology21.jpg

 

Совершенно очевидно, как можно использовать этот факт: всякий раз, когда Солнце имеет одну и ту же долготу с Марсом (это астрологическое событие легко отслеживается с помощью астрономии), можно ожидать, что рынок начнет «трясти». Это — факт статистический, наблюдавшийся ранее и вполне могущий повториться вновь. С точки зрения астрологического символизма, в этом нет ничего удивительного: действия именно такого характера — импульсивные, энергичные, можно даже сказать — хаотичные, без особых раздумий, — традиционно приписываются Марсу. Таким образом, древние понятия, запечатлевшие открывшийся смысл изучаемых явлений, хорошо сочетаются с современным мировоззрением, оперирующим в количественных категориях.


На мой взгляд (подчеркиваю — это мое личное мнение), астрология имеет дело с неким новым видом феноменов, который будущая наука о прогнозировании наверняка возьмет на вооружение. Как и всякая наука, финансовая астрология имеет свою историю. Первый документированный факт относится к эпохе Возрождения. Некто Кристофер Курц из Антверпена предложил в 1543 году астрономическую систему для прогнозирования курса обмена валют. Попытка эта была довольно скромной, но начало было положено. Следующий заметный шаг — предположение, высказанное в 1801 году астрономом Уильямом Гершелем, о том, что существует связь между появлением солнечных пятен и состоянием погоды. Это предположение впоследствии легло в основу теории о солнечной активности (1857), которая, в свою очередь, дала начало различным теориям о циклах экономической активности. Затем, в 1914 году, профессор Мур (H. L. Moore) высказал революционное для своего времени утверждение о значимости для экономических циклов иных астрономических факторов, а не только Солнца. Он считал, что четко прослеживающийся восьмилетний цикл урожайности зерна (по крайней мере, в Англии, где Мур жил и работал) есть не что иное, как восьмилетний цикл, связывающий Солнце, Землю и Венеру. И хотя впоследствии экономисты не считали восьмилетний цикл таким уж важным, начало использованию астрологической динамики было положено. Следует упомянуть также огромный вклад Уильяма Бэвериджа, видного английского экономиста и одного из основателей социологии, который провел статистический анализ цен зерновых и уровня осадков в Западной Европе, опираясь на базу данных, охватывающую три столетия (опубликовано в 1922 году). В своем глобальном исследовании он высказал мысль о том, что периодичность изменения урожайности и погодных условий может быть объяснена взаимным положением Солнца, Луны и планет.


Ганн Уильям Гилберт.

Нет такого трейдера, который бы хоть раз не слышал об этом легендарном человеке. Он был брокером и финансовым консультантом, активно использовавшим в своей работе астрологию. О нем столько сказано разного, что трудно разобрать, где кончается истина и начинается легенда. Факты таковы: в 1909 году, после официальной проверки состояния дел Ганна, было подтверждено, что из 286 сделок, заключенных в течение определенного периода, 264 (то есть 92%!!!) оказались успешными. Методы, восходящие к Ганну (например, планетарные линии, определяющие уровни поддержки и сопротивления), до сих пор используются в финансовой астрологии. С середины двадцатого столетия финансовая астрология все больше тяготеет к научному оформлению своих результатов. Посмотрите на график, построенный по методике, предложенной Дональдом Брэдли в 1947 году (рис. 2).

 

http://kosmogramma.com/wp-content/uploads/2011/05/Finastrology3.jpg

 

На нем изображены, в одних и тех же временных координатах, изменение индекса Доу-Джонса и так называемый планетарный барометр Брэдли — индикатор, связывающий аспекты планет (то есть определенные углы между планетами). Даже поверхностный взгляд говорит о том, что обе кривые имеют единую движущую причину. Наиболее важной особенностью барометра Брэдли является то, что если он и не всегда верно указывает тренд, то положение самой поворотной точки он показывает с высокой степенью точности. Трейдеру не надо объяснять, что для него может значить такая информация. Как барометр-анероид предупреждает о возможной смене погоды, так и планетарный барометр Брэдли предупреждает о возможной смене тренда. (Конечно, все здесь далеко не так просто, нужны систематические исследования. Но благодаря всеобщей компьютеризации и Интернету, все больше участников включается в этот процесс. И вот один, пусть маленький, но результат: в 2002 году индикатор Брэдли был включен в энциклопедию индикаторов технического анализа — William Eng, Technical Analysis of Stocks, Options, and Futures.) Примерно в то же время, когда жил и работал Брэдли, были заложены основы теории искусственных нейронных сетей (1943 — Маккаллок и Питтс предложили первую модель нейрона; 1958 — на основе этой модели Розенблатт создал первую нейросеть, получившую название персептрона). Тогда же наукой стала осознаваться нелинейность нашего мира как важная его характеристика. Развились такие направления, как теория хаоса, теория фракталов и др. Все эти методы могут существенно помочь в понимании природы астрологического воздействия. Во всяком случае, попытки их использования для астрологического прогнозирования дали интересные результаты.

 

Опубликовано в журнале “Компьютерра” №24 от 22 июня 2004 года